logo

 АНТИКВАРИАТ · ВИНТАЖ · ИСКУССТВО

 
 

Главная / Антикварные книги / Публицистика

Индия и я. В Индии

код товара: 37931
. Ганс Гейнц Эверс, В. Бонзельс
нет в наличии
Автор:  Ганс Гейнц Эверс, В. Бонзельс
Издатель:  Новая Москва
Сохранность:  хорошая
Формат:  60x92/16
Страниц:  439
Год:  1924
Вес:  530 гр
поделиться
 

. Ганс Гейнц Эверс, В. Бонзельс. вид 1. Ганс Гейнц Эверс, В. Бонзельс. вид 2. Ганс Гейнц Эверс, В. Бонзельс. вид 3. Ганс Гейнц Эверс, В. Бонзельс. вид 4

Прижизненное издание.Конволют. Под одним переплетом собраны 2 издания: Ганс Гейнц Эверс "Индия и я"; В. Бонзельс "В Индии".
Владельческий переплет. Сохранена оригинальная обложка книги "Индия и Я".
Сохранность хорошая. Потертости на переплете.

Ганс Гейнц Эверс "Индия и я":
Москва, 1924 год. Издательство "Новая Москва".
Иллюстрированное издание.
"Индия и я" - книга путевых заметок, в которой автор - немецкий писатель Ганс Гейнц Эверс, известный своими мистическими рассказами и романами - стремился передать свои субъективные впечатления. Это стремление в книге явно господствует над стремлением дать объективную картину страны, и многое, что представляло бы для нас большой интерес, прошло мимо этого неутомимого собирателя впечатлений. Несмотря на многие существенные пробелы, эти беглые записи туриста все же отпечатлели наряду со многими характерными явлениями быта и искусства Индии, частицу подлинного аромата этой "страны чудес".

В. Бонзельс "В Индии":
Москва-Петроград, 1923 год. Государственное издательство.

"Один за другим текли мои дни, окутанные тайнами чужой страны, обновлённые и возрождённые небесной ясностью солнца, увлекаемые молодой и ненасытной жаждою жизни. Мои последние книги стали пищей насекомых, мои мысли - добычей снов, и даже мои надежды на будущее сделались надолго жертвой нежного хмеля преходящих, но властных наслаждений. Я просыпался от блеска солнечных стрел, падавших ко мне в комнату сквозь узор из цветов и пальмовых ветвей, от аромата чая, который Панья приносил мне в постель, и первые мои вожделения относились к зеленоватой влажной сигаре, местного изделия, толстой и длинной как парниковая спаржа, и свёрнутой из самых лучших листьев. Над нами сиял золотой день, а мы охотились на бабочек, катались в лодке, проводили часы на свежем морском воздухе или в глубокой тени пальмовой рощи, среди мудрых или наивных людей, то верхом, то пешком, но всегда в особенном приподнятом настроении, которое неизменно возникает, когда мы сознаём, что нас уважают и боятся, или, во всяком случае, смотрят на нас какна существ необыкновенных."
  
оплата заказа